Результаты работы по проведению антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов в 2016 году

Органами прокуратуры области за 2016 г. на наличие коррупциогенных факторов изучено 12 369 НПА (аналогичный период прошлого года (далее – АППГ) – 11 580) и 12 035 проектов НПА (АППГ – 10 397).

Коррупциогенные факторы выявлены в 593 НПА (АППГ– 398) и 646 проектах НПА (АППГ – 507).

С целью исключения названных факторов прокурорами принесено 512 протестов на НПА (АППГ - 355), внесено 57 представлений (АППГ - 25), направлено 20 требований (АППГ - 13).

С целью исключения коррупциогенных факторов из проектов НПА прокурорами направлено 650 информаций в органы, их разработавшие (АППГ - 520).

В результате вмешательства органов прокуратуры изменено 534 НПА (АППГ - 337) и 567 их проектов (АППГ - 421). Факторы, способствующие формированию коррупционных проявлений, исключены. Работа над остальными  НПА продолжается.

Рост показателей текущего года обусловлен выявлением большого количества однотипных и аналогичных нарушений и коррупциогенных факторов в НПА сельских поселений, которые возникли вследствие того, что антикоррупционная экспертиза проектов НПА либо не проводилась, либо проведена некачественно. Кроме того, не всегда уполномоченными органами при изменении законодательства принимается весь комплекс мер к внесению изменений в действующие НПА.

Анализ практики проведения антикоррупционной экспертизы показывает, что большинство НПА содержат в себе такие коррупционные факторы, как его принятие за пределами компетенции, отсутствие или неполнота административных процедур, широта дискретных полномочий, наличие завышенных требований к лицу, предъявляемых для реализации принадлежащего ему права, иные.

Например, прокурором г. Топки в ходе мониторинга муниципальных НПА установлено, что постановление администрации Топкинского муниципального района от 18.02.2016 № 98-п «Об утверждении Положения о предоставлении адресной социальной помощи остронуждающимся семьям с детьми» содержит коррупциогенный фактор, предусмотренный подпунктом «в» части 4 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2010 № 96 (далее – Методика), поскольку вводило неустоявшийся, двусмысленный термин «остронуждающиеся семьи» без критериев их отнесения к данной категории. Принесенное прокурором города на данный НПА требование удовлетворено, коррупциогенный фактор исключен.

Прокурором г. Белово на постановление администрации Беловского городского округа от 17.11.2016 № 463-п, утвердившее состав комиссии и Положение об оказании адресной социальной помощи нуждающимся и социально незащищенным категориям граждан, принесено требование. Основанием для этого послужило то, что названный НПА содержал коррупциогенный фактор, предусмотренный подпунктом «в» пункта 3 Методики (выборочное изменение объема прав - возможность необоснованного установления исключений из общего порядка для граждан по усмотрению органов местного самоуправления). Так, НПА предусматривал, оказание адресной социальной помощи гражданам «в исключительных случаях» без учета среднедушевого дохода либо «в исключительных случаях» дважды в течение года. Принесенное прокурором требование удовлетворено, правовой акт приводится в соответствие с действующим законодательством.

Прокурором Прокопьевского района опротестовано постановление администрации Прокопьевского муниципального района от 04.07.2011 № 110-п «Об утверждении положения о мерах социальной поддержки молодых специалистов, работающих в учреждениях здравоохранения, образования, культуры, организациях агропромышленного комплекса, расположенных и осуществляющих свою деятельность в границах сельских поселений Прокопьевского муниципального района», содержащие внутренние противоречия. Так, пункт 1.3. названного НПА освобождал молодого специалиста от обязанности возвратить дополнительную меру социальной поддержки в случае, если он отработал не менее трех лет со дня заключения трудового договора, вместе с тем, положения пункта 5.3 указанного НПА трехлетний срок исчисляли с момента назначения дополнительной меры социальной поддержки. Протест прокурора удовлетворен.

Кроме того, прокурорами городов и районов в 2016 году приносились протесты на принимаемые органами местного самоуправления административные регламенты, где ими допускался такой коррупциогенный фактор, как отсутствие или неполнота административных процедур. В принимаемых административных регламентах отсутствовали нормы, непосредственно регламентирующие состав, последовательность и сроки выполнения административных процедур, в том числе особенности выполнения административных процедур (действий) в электронной форме.

В рамках взаимодействия при проведении антикоррупционной экспертизы органами государственной власти области обеспечена возможность участия независимых экспертов.

В течение 2016 года независимые эксперты не направляли заключений в органы государственной власти области и органы прокуратуры на проекты нормативных правовых актов.

  Работа прокуратуры Кемеровской области по проведению антикоррупционной экспертизы продолжается.

© 2003-2020 Прокуратура Кемеровской Области
Все права защищены
Производство: Интернет Квартал
Дизайн: Студия Алексея Лобура